Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:55 

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
"Ах, какая она была, как глоток ледяной воды!.." (с) Коридор
И то правда, иногда сильнее, чем всполохов огня, страсти, боли и обжигающего ветра, от женщины хочется глотка ледяной воды... Хорошо, когда для этого не приходится искать двух разных женщин.

00:26 

Присказка

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Как на острове Буяне,
В колосящемся бурьяне
Жнец шагает молодой,
Серп сжимая золотой.

Где рука его пройдётся,
Засияет точно солнце
Ржи калёное зерно.
Птицы сносят на гумно,

Травы крыльями тревожа.
На земли могучем ложе
Спит, по грудь оголена,
Царь-девица, что юна,

Будто месяц нарождённый,
Будто след слезы солёной.
И стара, как кости гор,
Как ветров полночный спор.

Вместо пота с той девицы
Живая вода струится.
Из-под век течёт мертва,
Ядовита и черна.

Посреди медвянна луга,
Как перумова кольчуга,
В тридевять обхватов дуб
Высится, корою груб,

Пышен кроною златою,
Зачарованной листвою.
Путеводный камень врыт
У корней его. Гласит

Надпись стёртая веками,
Да сказителей руками:
Это присказка пока,
Сказка уж недалека.

18:17 

Песня о короле Агамемноне

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)


Не мог пройти мимо...

09:46 

Лесная дева

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Это просто восхитительно, чудесно и потрясающе:







Источник

09:49 

50 фактов

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
По просьбе любимых и прекрасных Хэлтья и печенюшкин. Уж не знаю, будет ли интересно... Но сами напросились.

читать дальше

21:38 

Алый цвет

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
- Саша, Саша, что во сне ты видел?
- Горы и моря,
Палубу креня,
Парусник пристал к святой обители.

- Саша, Саша, кто же там живёт?
- Тишины приют,
Богу воздают
Почести цветы, да глубокий грот.

- Неужели, Саша, нет вокруг людей?
- Люди ни к чему
Светлому сему
Королевству без проклятых королей.

- Но корабль к берегу пристал?
- Я сошел на брег,
Позабыв ковчег,
И отправился к расщелине меж скал.

- Саша, Саша, что тебя вело?..
- Сумрачная мысль
Хоть бы раз за жизнь
Повидать, коснуться лепестков его.

- Саша, Саша, но о чём же речь?
- Цветом на крови
Огненной зари
Назову цветок, чей бутон не сжечь,
Сколько ни пали.

- Саша, Саша, чем же он хорош?
- Спящих пробудит,
Старым возвратит
Молодость, а прочих ввергнет в дрожь
Страстную, которой и гранит
Подчинится. И отшельник в скит
Больше не вернётся.

- Огорошь,
Так уж до конца. Саша, Саша, что ты станешь с ним?..
- Преклоню главу
К корню самому,
А потом вдохну
Аромат, волнением томим.

- Саша, Саша, был ли это сон?..
- Как теперь узнать?
Снова и опять
Наяву я брежу иль поклон
Совершаю, чтобы цвет сорвать?..

И оставить под твоим окном.



17:27 

Серый побратим

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Клубком бежит дорога,
Не поспевает шаг.
Оставлено немного,
Оставлено немного,
А впереди овраг,

А впереди поляны,
Ручьи и щебет птиц.
Не правда ли нестранны,
Не правда ли нестранны
Улыбки наших лиц?

И пусть зовётся мордой
Лицо твоё, родной.
Мы оба, брат, не лорды,
Мы оба, брат, не лорды,
И список послужной

Наш не чета для прочих.
Так что же, горевать?
Ты лаешь, что хохочешь,
Ты лаешь, что хохочешь,
Как лаяла и мать

Твоя, встречая гостя
И признавая: друг.
Не правда ли так просто,
Не правда ли так просто
Ступить на сладкий луг

В гудении шмелином?
Дороге нет конца!
Так пусть же будет длинным,
Так пусть же будет длинным
Путь мальчика и пса.

Обереги от волка,
Мой верный серый брат.
Сон кличет перепёлка,
Сон кличет перепёлка
На старый добрый лад.

Но нам ложиться рано,
Не для того ушли
Смотреть края и страны,
Смотреть края и страны
От родной стороны.

И где ни побываем,
Куда б ни занесло,
Своим весёлым лаем,
Своим задорным лаем
Гони печаль и зло.

Навеки побратимы,
Нам уз не разорвать!
Пусть беды мчатся мимо,
Пусть беды мчатся мимо,
Друг друга не предать,

Не изменить, не бросить.
О чём ещё жалеть?
Нам будут сладки росы,
Нам будут сладки росы
И нас минует смерть.

15:17 

Подари мне новое сердце

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Подари мне новое сердце
В пересвисте холодных ветров,
Чтобы снова могли согреться
Постояльцы моих часов.

Чтоб, осколки не собирая
И не кутаясь в чёрный дым,
Стала вера моя - живая,
Стало слово моё - живым.

Чтобы снова поднять над миром
В опалённые небеса
Эту дерзкую злую силу,
Что рождают внутри сердца.

Я своё раскалил до жара
И невовремя остудил.
Меч горячечного металла
Доковать не хватило сил,

Но тянусь, прокопчён и смолен,
Да тугой раздуваю горн...
Пусть достанет не сил, так воли,
Мир рудою пока что полн!

Полн слезами и детским смехом,
И героями наводнён.
Чистотой переполнен снега,
Что парит, тишиной пленён.

Полон золотом листопада
И цветами - красой садов.
Что ещё для горнила надо?
Пальцев танец в кругу ладов,

Песни пёстрой лихое кружево,
Да объятий полночный хмель.
Ильмаринен, кузнец недюжинный,
Как багровую мне купель

Разогреть, чтоб рыдало-плавилось
Всё, что в мире я ни найду?
Чтобы в небо вздымалась злость
Жаром пламенным в поводу?

Вековечный кователь молнией
Рассмеётся: ищи внутри!
Но в груди лишь золою солено,
Хоть стучись туда, хоть умри...

Не купить нигде - не найти товар,
Не украсть нигде - на замке замок.
Кто бы мне своё взял, да и отдал!
Не найти глупца, чтоб такое смог.

Как зачать, как взлелеять новое,
Чтоб прижилось оно в груди?
Вяйнямёйнен ответит золотом
Бликов солнечных: погляди!

Кем любимым ты, на тех надейся,
Ими вспрянешь хоть из пыли.
Потому и прошу - не смейся! -
сердце новое - подари!

Как губами коснись надеждой,
И слезами лицо омой.
Я тобою и смертью между,
Между небом я и землёй.

Чтобы славить тебя и плавить
В горне мир, как кусок руды,
Чтоб души не коснулись наледь
И усталости злой следы.

Будь моим божеством по-праву,
Будь дарительницей моей:
Одари и собой, и жаром
Двух сердец до скончанья дней.

22:14 

Воспоминание о поющей скале

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Вдыхая ароматы трав, благоухание неволи
И пар густой со вкусом соли
Камней, калёных на огне,
Уйду от будничных амбре,
Чтоб новым стать, иль старым внове.

Мой краток путь по кривизне почти прибрежного обрыва.
Я видел море, и застыла
Судьба на самом острие.
Так дарит тетива стреле
Поспорить с ветрами порывом.

За морем искрами костра эпоха новая рождалась,
И с золотом мешалась алость,
Зерно сомненья зароня.
Среди житейского вранья
Величье часто ли встречалось?

Глубоки воды, тишина на бухтой стелется, и волны
Чисты как агнцы и горны
Ручьи в истоке родника.
Белы как горные снега
Барашки, пока дремлют штормы.

В ладонях крепких берегов так мерно дышится и нежно
Морской пучине. Чаши между
Краёв вздымается скала,
Её отроги - зеркала,
Водой отточенны прилежно.

Я впился взглядом в горизонт, покуда пальцы впились в травы...
Я всё отдам: сиянье славы,
Шелка одежд и взгляды дев!
Я всё отдам! - шептал, посмев
Поверить в близость переправы

От жизни суетной, пустой к стремленью чистому, но мною
Владел, и этого не скрою,
Минутной жажды тяжкий плен.
Едва поднялся, как взамен
Пришло отчаянье глухое.

Нет, я и здесь не увидал спасенья от душевной стыни,
Которой обречён отныне.
"Прощай, виденье," - прошептал.
Из самых недр дивных скал,
Как горький аромат полыни,

Как терпкий жимолости дух, как мёда сладкого теченье,
Подобно Бога откровенью,
Над миром музыка взвилась!
Казалось, Преисподни грязь
Должна зацвесть по мановенью

Одной лишь ноты, такова была в ней сила затаённа.
В любви и нежности исконной
Сплетались звуки и слова.
Мне душу обожгло, едва
Затихла музыка, и сомны

Видений сгинули, как след уже простыл, и в дальней дали
Я позади себя оставил
Обрыв над бухтою морской,
И трепет страшной песни той,
И алых с золотом опалин

На пробудившейся душе. Вернее, так хотелось верить...
Но день за днём, постель к постели,
И разговоры по ночам,
И вина, и тщеславья срам
Помочь забыться не сумели.

До половины погрузясь в дымящуюся паром воду,
Я вновь ловлю губами коду:
Трава и соль на берегу,
И кажется мне, что могу
Под термы жаркой низким сводом

Чарующий расслышать звук, вновь испытать, что значит слиться
С дыханьем моря, криком птицы,
Слезой на девичьей щеке.
И тянется рука к руке,
Чтобы на миг лицу закрыться.

И сквозь клубящийся туман
Шептать, шептать: я всё отдам.

22:23 

Три истины

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Я душу намотал на истины,
Как на колки.
Нельзя сказать, чтобы изысканы
Или тонки.

Нельзя сказать, чтоб неожиданны,
Мне - в самый раз!
Зато проверенны-испытанны
В тревожный час.

Из истин первая - главнейшая!
Гласит она,
Цена любви хоть с самой гейшею -
Всегда мала.

Цена ж простой улыбки искренней -
Сочти, сумей!
Чем путь сложнее и немыслимей,
Тем он ценней.

Вторая миром забавляется
И нам велит.
Сегодня волк, а завтра агнецом
Заголосит.

В шелка рядится, скинет - рубище
Явит на свет!
То трусит, то с азартом рубит щит -
Других примет

Не сыщешь. Каждый день по-новому
Живи-играй.
Синицей пой, угукай с совами,
Собакой лай.

Актёрствуй, пока силы теплятся,
А там умри.
Меняй характер, слог и цвет лица
На взмах руки!

Суровый вид имеет третия,
Не всё ж шутить!
Покуда жив ещё не свете ты,
Рви всяку нить,

Что повязать решит, но куклою
Ты не пляши
Под дудку чуждую и глупую
Чужой души.

Свою же намотай на истины,
Как на колки.
Нельзя сказать, чтобы изысканы
Или тонки.

Нельзя сказать, чтоб неожиданны,
Мне - в самый раз!
Зато проверенны-испытанны
В тревожный час.

21:06 

Молитвенное бормотание тайком и при луне

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Как странно,
Но многих и многих друзей мне молчание ближе,
Молчание полной луны.
Как странно
Средь близких остаться опять одиноким
По собственной воле.
Как странно
Уже не шептать в тишь ночной темноты:
Доколе? Доколе?

Я что-то оставил,
А что-то взамен приобрёл, только что?
И давно ль?
Ответа не жди,
Не найдётся в сетях заблудившихся мыслей
Дремотных.
Я больше не пью воду, если не чувствую соль.
Без соли бесплодны

Желанья.
Но даже минутная тщётная мудрость -
Гордыни дитя -
Всё ж не стоит
Утерянных чувств и стремлений, неистовой веры
В от века
Нам данную непогрешимость суждений и слов муравья,
Что нами зовётся. Опека

Нужна нам Твоя?
Или вира за жизнь такова:
Терять чистоту и уверенность в собственных членах,
Когда руки дрогнут, венки возлагая к вмурованным в прошлого стенах
Забытым - как принято их называть, что не зря.

Я смутен.
Постой, знаю, ты не ответишь, да мне и не надо,
Мне только успеть
Досказать,
Пока чувствую строгий твой взгляд из-за облака,
Святый и Прочий!
Я всё серебро опасался сменять в одночасье на медь...
Сменял за три ночи.

На первую
Рухнул в отчаянье, сил не щадя.
Вторую
Забвенью оставил всего, что когда бы ни нажил.
На третью
Бесчестье навлёк, дар приняв, что нельзя принимать.

И мудрость тем нажил, что всё потеряв, продолжаю свой путь.
Но больше не верю своим заверениям, грудь
Моя не вздымается живо мечтаньем и светлым гореньем -
Я помню, я буду до смерти хранить преступленья
В душе, что однажды свершил.
Пусть даже забыли другие, я узел из жил
Завяжу, что память навечно осталась.

И вот потому мне молчание ближе.
И малость
Одну лишь позволю себе, Святый Отче,
С тобой говорить обо всём!
И верить, что любишь меня и любил.
Непутёвого сына.

22:48 

Ублюдки цвета

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Не в моде яркие цвета,
Подошвой кованой пята
Искру затушит.
Кто слишком красным увлечён -
Мерзавец или пустозвон,
И плюнет в душу!

Кому без синего не жизнь,
Упал-отжался и молись
На камень серый,
Моли простить твои грехи.
Хоть и не различить ни зги,
А всё же веруй.

И выцветай,
И почитай
Свой дивный край,
А ну давай!
Не сметь косить, эй, краснобай!
Ублюдок цвета...
И только вздумай не допеть хотя б куплета.

Где стиль отточеный и строй?
На жёлтый щуришься? Герой!
Тебя сломаем
Насмешкой или сапогом.
Плюй серой кровью серым ртом,
Хрипи до лая.

Зелёный нам не по нутру,
Что на войне, что и в миру.
Не видит хроник
Иной прозелени, как гильз
Заплесневелый смятый низ,
Пройди хоть сто лиг!

Оттенки прочие - тщета.
Их достают из-под пола
Понюшкой пыли.
Но верный глаз возьмёт прицел,
Кто наркоту сбывать посмел,
В крови застыли.

И выцветай,
И почитай
Свой дивный край,
А ну давай!
Не сметь косить, эй, краснобай!
Ублюдок цвета...
И только вздумай не допеть хотя б куплета.

Нас мало, брат, их тёмны тьмы.
Но вере истинной верны
Придём к победе.
Когда на празднике умов
Донельзя праздных мы без слов
Посадим в клети

Последних из еретиков,
Им чёрный - бог, и белый - бог,
Их жизнь - химеры!
И канут грязные цвета,
Улыбки, фальшь и суета
В разливе веры.

На сером воцарится сер!
Всем поколениям пример
Тогда мы явим!
А кто посмеет возразить - того заставим.

Ведь нам-то, брат, не привыкать
Давить цветных ублюдков рать,
Ублюдков цвета!
Что наши множатся ряды - тому примета.

01:47 

Плач изгнанника

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Имя назови
Горькое.
Душу распусти
Поветру.
Прошлое моё -
Только ли?
Как пред алтарём -
Не хитрю.

Полноводных рек
Лейся ток.
На земле калек
Не сочесть.
Раставанья суд -
Это рок.
Страшный приговор -
Счастья месть.

Помнишь ли ты меня,
Вечно желанная?
Так забудь...
Помнишь ли ты меня,
Сердцем изранена?
Так забудь...
Вспомнишь ли ты меня,
Хоть в образе каменном?
Коли живой обречён на изгнание...

21:43 

К ******

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Я немного потерянный, правда.
Ты за это меня прости.
В сером городе прозы и камня
Утону в невесомости

Твоих прядей. Блаженны ветры!
Беззаконы в своих страстях,
Беззастенчивы, им запреты -
Смех один, да на радостях.

Перебором по тонким струнам,
Аромат бередя цветов,
Ходят ветры... И полны луны
Недосмотренных кем-то снов.

Нерастраченной полны лаской -
Взгляд смущённый не отводи!
Красоту кто предал огласке,
Навесные открыл сады,

Зачарованные для пришлых?
Кто с тебя сдёрнул тьмы покров?
Будь мудрец иль глупец - всё лишний,
Если главных не знает слов.

Как коснуться губами чуда,
Сокровенное мне обнять?
Знать скитаться в миру, покуда
Не забуду твой смех и стать.

Знать скитаться, покуда смертный
И беспомощный нем язык.
Как мне славить тебя на свете,
Вспоминая любимый лик?

Как твоё удержать мне имя,
Чародейка, ручьёв дитя?
Если б не были люди злыми,
То могла бы принять себя,

Раздарить глубину и бархат
Своей нежности, дивный цвет.
Не пришлось бы так часто плакать,
Пред судьбою держа ответ.

Я немного потеряный, вот же
И сейчас не могу понять:
На ромашковом снишься ложе,
Наяву ль брежу я опять?

Вздох и стебли качнёт дыханье...
Припадаю к твоим ногам,
Невозможным для обладанья,
Неизбежным как тонкий шрам,

Сердце бойкое преломивший.
В платье лёгком - весна зимой! -
Предо мною на миг явившись,
Ты на век остаёшься Той.

12:44 

Тысячеликая

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Вино в крови, зачем иное?
Бурлит, ломая твердь застоя,
Тысячеликая, саки!
Её дыхание и дерзость,
Смех непристойный, злая нежность -
Любви сияющей огни.

Не всё так просто с именами,
Волной с небес падёт цунами,
Снося уютные дома.
И лжив покой, что руки дарят.
Истлеет девы пёстрый сари,
Но сомой полнится луна.

Не помни образов и ликов,
Как ветер будь степной, калика,
Пред огнедышащей судьбой.
Дыханьем приминая травы,
Оставь служения для правых.
Она - да будет госпожой.

Когда же час наступит камня,
А люди заколотят ставни
И в лоно возвратят земли
Усталым грешником, к покою...
Любовь останется святою,
Тысячеликою, саки.

22:23 

Подгорный народ

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Пески молчат, им тишина привычней.
Но если древний повелит обычай,
Хоть в крик кричи - а всё ж заговорят!

И мерный гул, подъятый с самой бездны,
Ударит в уши, будто гонг железный,
Так колокола звучен грозный лад,

Так сердце разрывается от боли
И вопрошает, бедное: доколе
Страдать от неслучайных мне утрат?

Пески земли песком наполнят небо,
Куда укрыться путнику? Нелепа
И неизбежна пыльная судьба.

Но смерти убежать несчастный тщится!
Затихли звери, поумолкли птицы
И в небе ни единая звезда

Не возвестит и малую надежду.
Тогда, плутая мороками между,
Моли богов, чтобы попасть сюда,

В долину, где истёртая скала
Изломана любовью жаркой полдня.
И век назад, и после, и сегодня -
Что ей столетия? Не больше, чем года! -
Она спасение для путников всегда.

Тёмной расщелиной,
Где сколы устелены
Мшистой прозеленью,
Внутрь войди!

Вниз по ступеням...
Ломкие тени
Бьются о стены,
Вьются огни.

Плещут знамёна
Вкруг ржавого трона.
Ветер и стоны -
В недрах скалы.

Кто гранит прорубил?
Подгорный народ!
Кто в рога протрубил?
Подгорный народ!
Кто царей хоронил?
Подгорный народ!
Кто веками здесь жил?
Подгорный народ!
Кто во прахе почил?
Подгорный народ!

Их историю буря поёт в песках,
Завывая и в души вселяя страх,
А в умы принося разлад.

Их история солнцем палит скалу,
Разрывая прошлого злую мглу,
Возвращаясь к живым назад.

20:02 

Полдень

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Двенадцать.
Минутная стрелка сошлась с часовою в едином порыве.
Двенадцать.
И ветер наводит порядок в ракет извергаемой гриве.
Двенадцать.
Герои Последней войны дремлют сном безымянным...
О, дети Вселенной, куда вы торопитесь рьяно?
До старости юны, вы смехом врачуете раны.

И полдень в крови,
Человечества полдень в крови.

Двенадцать.
Над чёртовой дюжиной Странников веет проклятье.
Двенадцать.
Здесь люди - не люди чужие, но братья.
Двенадцать.
Далёкая Радуга дремлет надгробьем усталым...
А угли далёких планет ещё дымны и алы,
И слёзы в глазах неспасённых - осколки металла.

И полдень в крови,
Человечества полдень в крови.

Двенадцать.
Исхода не будет, побег невозможен к спасенью.
Двенадцать.
Кто стал Человеком, тот вряд ли способен к смиренью.
Двенадцать.
Вы семя иного, вы гибкий побег среди камня!
О, вам поклоняться могли бы туземцы исправно,
Но вера их чужда душе коммунара подавно.

И полдень в крови,
Человечества полдень в крови.

Двенадцать.
Придуманы, сотканы, солганы - не воплотиться.
Двенадцать.
Прекрасны в обмане своём, как сиянье зарницы.
Двенадцать.
Пусть разны пути, будь избранья достоин добрейший!
Мир полон людей, воспевающих хищные вещи,
Но стрелок движение неумолимо и вечно...

И полдень в крови,
Человечества полдень в крови.

15:02 

Почему уходят люди?

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
А потом спрашивают, почему уходят люди?
В чёрный омут, тёмной бездны прямо в жерло, в глубину?
Потому что на ветру
Легче устоять, осудят
Пусть за это, я пойму.

Но пойму и тех, кто прыгнет, пустоте своей отдавшись,
Кто навечено канет бликом в черноты туманный лаз.
И не надо громких фраз,
Всё закончится - начавшись.
Краток миг и кроток в нас

Зов дурманного потока, смерти голос ледяной.
Мы навеки жертвы рока - обречённые собой.

14:39 

Обращение к другу, написанное в долгий тёмный вечер

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Кровь революций - не дороже осенней воды.
И хочешь стреляй, а хочешь кричи, только повода думать нет,
Что ещё один день, мессия, крестьянин, оставивший нагретый свой табурет,
Изменят мир к лучшему. Мир - не ты.
Миру плевать на желанья и утлые наши челны,
Что движет в реке половодье бесчисленных лет.
И если хочешь стрелять, то вот тебе пистолет.
И если хочешь кричать, то вот тебе воздух зимы.

И если хочешь рыдать, я стану твоим плечом.
Только прошу, не взывай ко мне ни о чём,
Не моли изменить этот мир... Я такой же снег, как и ты.

Я так же расстаю, как только солнце взойдёт.
И всё, чем могу помочь - один поцелуй, мой друг.
И слёзы твои с щёк усталых сотру.
А что будет утром... узнаем то, поутру.
А что будет утром - не ведай, иди вслед за мной, на звук,
Ступай, против воли, на тонкий, ранимый лёд.

Мы вместе уйдём под воду, мы вместе пойдём ко дну.
В объятьях моих замри,
Я тайну открою одну:
Ветер уже заметает наши следы.

19:15 

Наставление провидца

"Может это и твой кошмар, но правила - мои!" (с)
Повяжи мне на глаза повязку,
Повяжи, прошу тебя, сынок.
Даром отплачу тебе за ласку,
Славный беззаботный мотылёк.

Старцу на последнюю дорогу
Ковш воды подай берестяной.
Помню дом. Пристёганны осокой
К берегам болота, как иглой.

Помню мудреца, волхва, провидца,
Трепет собственный и сморщенной руки
Знак благой. Свет надо мной пролился...
Ныне круг замкну, как все круги.

Повяжи мне на глаза повязку,
Чтобы хоть на миг, да отдохнуть
Смог в ночи. Ступай же без опаски,
Страх пусть не теснит младую грудь.

Время моё кануло, пусть годы
Соберут последний урожай.
Краток срок: любви пыланье, роды,
Детски шалости, "отец и мать, прощай-

Те", возмужание, чужбина,
Седина и горестный зарок,
Пыль дорог, забвение, лучина,
Смертный час. Путь короток, сынок.

Провиденье для провидца - книга.
Против воли проникаешь в суть!
Но в лесах алеет земляника,
Вкус её, избранник мой, забудь.

Мяса рыбьего и трепетной косули
Вкус забудь. Отринь напевы птиц.
Позабудь любовь и в карауле
Злой азарт. Мир пред тобою ниц

Упадёт - во прах земной. А хохот
Королей грядущих и былых
Полнить душу станет. Видишь кроху,
Миг един - властитель дум людских.

Видишь деву, чистую как росы,
Миг един - распутная раба.
И не станет в будущем вопросов,
Ты познаешь, где чрез век трава

Град накроет ныне величавый,
Кто, кого, зачем и где предаст.
Всполохи отчаянья и славы...
Хрупок мир, непрочен жизни наст,

Книга судеб - горестная книга.
Я твой пламень, ты мой мотылёк.
Мне осталось жить всего два крика
Петуха. Я знаю. Будь пророк,

Будь покорен тягостному жребью,
В свой черёд другому передай.
Не гадай пустое для отребья,
Если можешь - вовсе не гадай.

И когда последний вздох оставит
Грудь твою, горнило горьких слов.
Ты прости меня за этот дар бесславен,
Худшего из неродных отцов...

Будь же ты моим проклятьем дарен!
Будь провидцем, если ты готов!

Дом Всех Цветов

главная